Другая жизнь. Незаконченное и никогда больше не дописанное

…С шумом раскрывшаяся дверь разбила царившую тишину.
В холл госпиталя ворвалась Мери. Ее испуганный, в какой то степени умоляющий взгляд многозначительно устремился вдаль и замер возле большой белой двери. «Реанимационная. Не входить».
Девятнадцатилетняя девушка неуверенно шагнула дальше, глаза продолжали тупо смотреть на белую дверь. Она не заметила женщину, которая сидела в регистратуре, поэтому прошла мимо нее, но вот та сразу же окликнула незнакомку:
- Девушка, что вы хотели? Вы к кому? Могу ли я вам помочь?
Мери вздрогнула и растеряно посмотрела в сторону медсестры. Увидев в ней человека, который действительно мог бы ей помочь, она быстро приблизилась к окошку регистратуры.
- Паркер, - еле слышно пробормотала она со слезами на глазах и умоляюще поглядела на чуть удивленную медсестру, - Джоан Паркер, это моя мама, она должна была к вам поступить около получаса назад… Джоан… Джоан Паркер… Скажите, что с ней? Она…. Она жива?
- Послушайте, успокойтесь, пожалуйста, - сразу же ответила женщина, когда всё поняла – Вы говорите про женщину сорока лет, которая попала в автокатастрофу?
- Да, да! – замерла девушка – Моя мама! Что с ней?
- Успокойтесь, она жива, - поспешила успокоить встревоженную девушку медсестра – Она очень серьезно пострадала, но она жива и будет, слышите меня, будет жить!
- Слава Богу, - облегченно прошептала сквозь слезы Мери и от внезапно наступившей слабости облокотилась на стеклянную перегородку кабинки регистратуры – Где она сейчас?
- Послушайте, я не буду отрицать: ее состояние очень, очень тяжелое. Поэтому сейчас она находится в реанимации после срочной операции, и врачи следят за ее состоянием. К ней нельзя. Даже родным, извините, правила одни для всех.
- Но…
- Единственное, что вы можете сейчас сделать, это подождать доктора Уоррена, это ее лечащий врач, скоро он выйдет из реанимационной и вы всё подробно у него узнаете.
Ни ответив, а лишь молча и как-то по странному посмотрев на медсестру, Мери развернулась и медленно поплелась вглубь серого больничного коридора…

***

- Ты где, мам? – раздался в трубке мобильного телефона радостный веселый голос.
- Мери, сколько раз я тебя просила не звонить мне на мобильный, когда я хожу по магазинам! Ты же знаешь, как я щепетильно отношусь ко всему этому делу, - сразу же ответила Джоан своей дочери, открывая свободной от сумок рукой багажник своего «Ауди», - Тем более, я тебе говорила, что иду за вещами и продуктами.
- А у меня для тебя новости, - продолжая изливать на маму свой нескончаемый поток радости и счастья, отозвалась дочь – Надеюсь, хорошие…
- Да? – Женщина начала аккуратно складывать сумки в машину – Интересно, какие же?
- Приезжай скорее, я… я хочу тебя кое с кем познакомить, - девушка на пару секунд замолчала, как бы предоставляя матери возможность самой определить таинственного гостя.
- А-а-а… - многозначительно протянула Джоан, улыбаясь. – Твой молодой человек наконец-то решился со мной познакомиться, - наверное, ты сама его уговорила.
- Нет, он сам этого захотел. Честно, сам. Конечно, он немного волнуется, но я успокоила его, рассказав, какая ты у меня добрая, хорошая и пушистая.
- Очень оригинально, - улыбнулась женщина и добавила – Он сидит у нас дома?
- Да, - ответила Мери, - ждет.
- Ну, что ж, очень хорошо. Я уже еду, - сказала Джоан и закрыла багажник своей машины, - Скоро буду. Пока, дочка.
- Целую! – попрощалась девушка и положила трубку.

- Ну, всё, она уже едет, - не без легкого волнения в голосе произнесла девушка, оборачиваясь к Джеку. Молодой человек обрадовался и почти вплотную приблизился к Мери, - Это очень хорошо!..
Парень полез целоваться. Его объятия для девушки были крепки и пленительны, из-за чего сопротивляться она была почти не в силах: находясь под сладостным сближением с любимым человеком внутри всё холодело, замирало и не чувствуя ничего, девушка охотно поддавалась бурному течению этой пленительной реки желаний, имя который было «любовь».

Популярные сообщения